Расширенный фенотип: длинная рука гена — Ричард Докинз

Richard Dawkins. The Extended PhenotypeThe Long Reach of the GeneОриг.название: The Extended Phenotype: The Long Reach of the Gene
Автор: Ричард Докинз
Год выпуска: 2010

Докинз — ученик известного нидерландского этолога и орнитолога, нобелевского лауреата Николааса Тинбергена (Nikolaas Tinbergen). Первые его книги, получившие всемирную известность, были адресованы не столько массовой аудитории, сколько научному сообществу. «Расширенный фенотип» он считает своим главным трудом, с которым более всего советовал бы ознакомиться потенциальному читателю. «У большинства ученых есть одна публикация, про которую они говорят: не страшно, если вы никогда не читали моих трудов, кроме этого, но этот, пожалуйста, прочтите. Для меня таким является «Расширенный фенотип»», — писал сам Докинз в предисловии ко второму изданию этой книги.
Первое издание «Фенотипа» появилось в 1982 году, но до русского читателя книга добралась только сейчас (в Интернете, впрочем, можно отыскать и более ранние неофициальные переводы). Это своего рода продолжение еще более знаменитого «Эгоистичного гена» (1976) с уточнением формулировок, развитием заложенных прежде идей, их обобщением и т.д. Докинз последовательно продвигает идею, согласно которой именно ген (а не весь организм в целом) является ключевой единицей отбора в эволюции.
Фенотип представляет собой совокупность характеристик организма, приобретенных в результате онтогенеза (индивидуального развития). Он формируется на основе генотипа, но определяется как своего рода «вынос» генетической информации навстречу факторам среды. Докинз постулирует, что поведение любого животного стремится к максимальной выживаемости «генов поведения» независимо от того, находятся ли они в организме животного, осуществляющего данное поведение. По мысли Докинза, сам организм нельзя назвать репликатором, поскольку в индивидуальном порядке он не способен отреагировать на изменения на генетическом уровне и передать свои находки последующим поколениям.
Вызвав поначалу бурную полемику, эти идеи со временем прочно вошли в научный обиход. А докинзовская «теория мемов» (своего рода «вирусов памяти» или «вирусов сознания», распространяемых в виде отдельных элементов культуры) сама со временем стала мощнейшим мемом. Концепция информационных «репликаторов», свивающих гнезда в социокультурном пространстве и бессознательно «заботящихся» о своем воспроизводстве, подобно отдельным генам, оказалась счастливой находкой, подхваченной психологами, маркетологами, политиками и журналистами. Общепризнанные примеры фенотипических эффектов мемов — мелодии, модные словечки, жесты, фасоны одежды, идеи и концепции.
Помимо научной и популярной составляющей, в книгах Докинза, таким образом, неизбежно появляется и своего рода философское измерение, мировоззренческое осмысление научных концепций. Поэтому неудивительно, что послесловие к его книге написал профессиональный философ Дэниел Ден- нетт (Daniel Dennett), директор Центра когнитивных исследований университета Тафтса (США).
Ричард Докинз известен российскому читателю как популяризатор-эволюционист и антикреационист. Но сам ученый основным своим занятием всегда считал науку.

Post navigation